Школа Счастья
и Света.



Учимся быть
детьми Божьими!


Это школа духовная
религиозная,
она хоть и детская,
но очень серьёзная.



Тут нет учителей
и даже нет уроков,
тут берут пример
только лишь с Пророков.



Приходите к нам смелей
ведь наша школа без дверей!
Под открытым она небом -
будет жить Земля отныне
не единым только хлебом!



У колокольни!

Литва, Вильнюс.


Творческий кружок
детей Божиих

Информация:


Tel. +370 614 63154.
Виталий.

Skype - vitalijusvilnius

religijafilosofija@gmail.com
 


2. Грехопадение

   Поскольку дальше рассказ пойдет о реалиях нашего земного мира, находящегося в одном из эпицентров грехопадения, то необходимо в самом начале хотя бы кратко описать суть и последствия этого глобального события в истории мироздания, внесшего много вынужденных изменений в развитие сотворенного мира. В частности, одним из следствий его явилась необходимость создания земной цивилизации как средства удержания от разрушения отпавшей части. К сожалению, и сама эта цивилизация не устояла под натиском сил зла и тоже пала, отчего вся дальнейшая история человечества пошла в условиях предельно усложнившихся задач: нужно было не только выполнять исходную, но и спасать самих себя – как явлений чистого Божественного мира – от начавших проникать в нас после падения Адама разложения и грязи. (До падения души людей были полностью защищены от проникновения в них грязных энергий сатанинского мира).
   Надо сразу оговорить, что падение того, кто стал потом сатаной (Шайтаном в Коране), не было ни неизбежным, ни необходимым. Попытки оккультно-теософской литературы представить это падение как чуть ли не героический подвиг, как неудачу смелого и рискованного эксперимента по ускорению развития мироздания или – в других работах – переложить ответственность на самого Создателя, утверждая, что это-де был необходимый момент творения, результат проверки мироздания на прочность, нечто вроде прививки от опасной болезни, сознательно произведенной самим Творцом, и т.д. и т.п. – не имеют под собой никаких оснований. Это не что иное, как проведение точки зрения самого сатаны, его желания как-то оправдаться в своем беззаконии, переложить вину на чужие плечи. Это типичное самооправдание всех его служителей – сатанинских сыновей и дочерей: их всегда "вынуждают" на зло, они всегда ищут обстоятельства, которые их якобы "заставляют" воровать, обманывать, убивать.
   На самом деле никакого "ускорения" не требовалось, это сам сатана, отвернувшись от Бога, стал "ускоренно" развивать свою часть мироздания. К чему привело это "ускорение", мы с вами знаем не понаслышке. И то, что сатанинские силы сотворили с землей, с людскими душами, какой ложью и коварством они этого добились, будет предъявлено им в день Суда как одно из самых серьезных обвинений. Единственное спасение для тех сил зла, у которых осталась хоть какая-то частичка сознания и совести, – без всяких оговорок и самооправданий мужественно признать свою вину и покаяться перед Господом. Даже величайшие грешники через искреннее покаяние и отказ от греховного поведения могут со временем очистить свою душу и вернуться к жизни. Сгорит в очищающем огне только тот, кто до последней минуты будет упорствовать во зле и оправдывать себя за это.
   До конца вопрос о причинах грехопадения пока не ясен. Никому в мире полностью не известно, какие именно скрытые внутренние мотивы подталкивали будущего сатану к сознательному нарушению, а затем и полному отказу от основных заповедей организации мироздания. Причина падения ясна в общих чертах: он слишком пристально начал вглядываться в царство тьмы, что строго-настрого заповедано не делать никому из-за смертельной опасности. Что ему там померещилось, знает только он сам, но результатом стало стремительное и неожиданное – лет за 15 по земным меркам – превращение чистого и светлого создания в подозрительное, недоверчивое и агрессивное существо, открыто выступившее против самого Создателя. Овладела ли гордыня им до того, и он посчитал себя достаточно сильным, равным Творцу, чтобы смотреть туда, куда никто не смотрит? Проверял ли он свои способности таким образом или заглянул случайно, а потом уже, как следствие, впал в гордыню и желание померяться силой с Отцом? Точного ответа на эти вопросы пока нет. Известно, что его усиленно подталкивали к нарушению заповеди, что самое активное участие принимал в этом руководитель одной из небольших планет на окраине мироздания – тот, кого мы теперь знаем как дьявола; известно, что здесь замешана и падшая женщина с этой планеты, но степень ответственности каждого из участников выяснится лишь в день Суда. По крайней мере, пока с царством тьмы экспериментировал только дьявол, это была болезнь одной или нескольких душ. Когда же лицом к небытию повернулся руководитель 1/5 части сотворенного мира, это стало болезнью всего мироздания. Ответственность сатаны измеряется совсем иной мерой.
   Суть же нарушения заповеди необходимо знать всем нам, ибо это одна из главных ловушек, которые расставляет теперь на нашем пути сатана. Надо хорошо уяснить себе, что это значит – заглянуть в царство тьмы.
   Первой и основополагающей заповедью Бытия является любовь к Богу – тому, кто создал этот мир и обеспечивает своими силами его существование как в целом, так и каждой его частицы, каждой живой души. Это единственный и незаменимый источник жизни для всего сущего. Поэтому чаяния всех разумных (могущих осознать себя и свое поведение) существ устремлены к Господу – к центру мироздания, как к идеалу совершенства, цели своего жизненного пути. Иисус Христос выразил это, отвечая на вопрос, какая первая (главная) из заповедей: "И возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею" (Мрк. 12, 28-30). То есть сделай Бога – образец совершенства и любви, полноты свободы и творчества – предметом своего упования, стремись к Нему всеми силами, всеми частицами своей души, сделай единение с Ним в гармонии и любви целью и смыслом своей жизни. Именно в стремлении к Господу и растет душа, именно Он, как маяк, указывает верное направление движения и не позволяет сбиться с пути.
   Взгляд же в царство тьмы – это взгляд назад, обращение вспять от Бога, нарушение своей связи с источником жизни со всеми вытекающими отсюда последствиями – вплоть до полного разрушения. Вглядываясь в небытие, мы погружаемся в него, и чем пристальнее вглядываемся, тем глубже погружаемся: "никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия" (Лк. 9, 62). Это прямое нарушение заповеди любви к Богу.
   Дорогой читатель, это не абстрактные рассуждения, это имеет самое непосредственное отношение к каждой минуте нашей жизни. В том числе и к разговору о происхождении зла. До грехопадения небытия не существовало, оно возникло после грехопадения и теперь окружает нас со всех сторон, специально лезет в глаза, насильно навязывается, подсовывается нам, и в этом заключается страшная опасность.
   Серьезно размышлять о плохом, делать зло предметом своего внимания – значит, подвергать себя его воздействию. Когда мы читаем описание ада, смотрим фильмы ужасов или просто объективную, казалось бы, информацию уголовной хроники, какие-то наши частички могут провалиться в демонические слои, а образы зла – войти в наше сознание. Мы говорим это на основании целительской практики: слишком часто приходят к нам с жалобами на повышенную тревожность, ночные страхи и даже нарушения психики люди, которые читают парапсихологическую литературу, фантастику и детективы, смотрят видеофильмы.
   Как же быть? Как не обращать внимания на зло, если оно существует, если им наполнена наша жизнь? И как же тогда бороться с ним?
   Речь идет не о том, чтобы обманывать себя и делать вид, будто зла нет, когда оно заполонило все вокруг. А о том, чтобы не вглядываться в зло, не делать его предметом своего пристального внимания. Напротив, знать зло, уметь распознавать его очень важно. Наша беда еще и в том, что мы потеряли за годы атеизма критерии определения зла – об этом мы будем говорить очень подробно, – гоняемся за ложными идеалами, принципами, принимаем зло за добро. Но знать зло нужно только для того, чтобы, распознав его, тут же отвергнуть, отвернуться, откреститься от него.
   Как мы сказали, все внимание, все помыслы каждой живой души должны быть устремлены к Богу. Размышляя о Нем, обращаясь к Нему в молитвах, мы устанавливаем все более прочную связь с Всевышним, получаем от Него жизненные силы, помощь и защиту. Царство тьмы противоположно Богу, и, обращая внимание на зло, мы своим внутренним взором как бы отвращаемся от Создателя, поворачиваемся к Нему спиной. И тем самым ослабляем свою связь с Всевышним, становимся особенно беззащитными перед натиском сил зла, отбрасывая тот "щит веры", которым, как пишет ап. Павел, можно "угасить все раскаленные стрелы лукавого" (Еф. 6, 16).
   Поэтому, обращаясь к анализу отрицательных явлений, надо соблюдать определенную технику безопасности. Прежде всего, необходима молитва с прямой просьбой к Всевышнему и пророкам о защите. Скажем, хотя мы и стараемся писать о неприятных вещах максимально мягко и безопасно для читателя, сама тема грехопадения представляет большую опасность. И чтобы уберечься от неприятностей при чтении этой главы и других мест, где будет идти речь о болезнях, черной магии, вампиризме и других отрицательных вещах, желательно и перед началом, и по окончании прочитать несколько основных молитв. Для христиан – "Отче наш...", "Богородице Дево..." и Иисусову молитву с просьбой о защите. Если при чтении каких-то мест в книге будут возникать неприятные ощущения, лучше тут же осенить себя крестным знамением и произнести вслух или мысленно; "Господи, спаси и помилуй" – или подобные охранительные формулы. Аналогичные меры есть во всех религиозных системах.
   Вообще же, главная задача – не повернуться к отрицательным явлениям лицом. Их надо рассматривать вскользь, боковым зрением, не меняя основного направления взгляда на главный предмет внимания и заботы – образ Бога. Полагая Господа наверху перед собой, можно вскользь поглядывать на зло где-то внизу под ногами. Или считать его находящимся сзади за спиной и посматривать как бы на отражение в зеркале, опять же не меняя основного направления взгляда. Приняв эти меры предосторожности, приступим теперь к описанию грустных страниц истории бытия.
   Это произошло около 65 тыс. лет назад вскоре после смены иерархов сотворенного мира. Люцифер, один из пяти новых руководителей миров, вдруг загорелся желанием сделать свою часть мироздания самой лучшей – лучше, чем у тех, кто был до него, и чем у тех, кто работал рядом с ним. Вообще-то таких странных желаний на столь высоком уровне развития не должно возникать. Стремление к соревновательности, желание выделиться, стать лучше кого-либо, ха правило, преодолеваются на ранних ступенях разумной стадии развития души. Возможно, это получилось потому, что душа Люцифера была из более низких слоев, чем у остальных руководителей миров.
   Если они просто делали свое дело, то Люцифер еще и поглядывал на соседей, стремился к тому, чтобы его старания заметил Отец. То есть он работал не ради дела как такового, а ради похвалы, награды. Он хотел к тому, что у него было, еще чего-то особенного, исключительного. Но при этом дело, которым он занимался, начало страдать: если остальные иерархи вкладывали в строительство миров всю душу, видели в этом главную цель данного этапа своей жизни, то будущий сатана умудрялся заниматься тремя делами сразу – и строительством, и подглядыванием на соседей, и демонстрацией перед Отцом. Естественно, что первое и главное страдало от этого и шло хуже, чем у других иерархов. Люциферу хотелось не трудиться, а пожинать плоды уже сделанного. Он начал торопиться и форсировать развитие своего мира, гоняться за скоростью в ущерб качеству и тщательности в работе, считая этот этап временным и несущественным. Его мир стал ярче, чем у соседей, но это была обманчивая, преждевременная яркость. Тогда и получил он от Отца это имя – Люцифер (Сияющий), но не понял его скрытого смысла. "Не слишком ли рано ты засиял", – предостерегал Господь, а он принимал это за то, что его выделяют среди других, и старался еще больше выделиться, стать не просто равным, а любимейшим, лучшим, старшим сыном у Отца. Может быть, он уже тогда подумывал о руководстве всем миром. Но это был элементарный самообман.
   Ведь Бог есть абсолютная, совершенная любовь, Он по сути своей не может кого-то любить больше или меньше и всех – от руководителей миров до самой маленькой души в мироздании – любит одинаково сильно. Конечно, и к Люциферу Он относился не иначе, но не выделял его как-то особо. Он его хвалил, но Он всех хвалил – Он вообще умеет только хвалить, высшее проявление Его недовольства – отсутствие похвалы. Люцифер же старался еще больше – и перестарался.
   Он нарушил еще один важный закон мироздания, выраженный во второй заповеди любви Иисуса Христа: "возлюби ближнего, как самого себя". Он нарушил меру отношений с подчиненными ему существами, пренебрег их нуждами в стремлении продемонстрировать себя, не прислушивался к их просьбам и предупреждениям, а только требовал: скорей! скорей! И Отец вместо похвалы указал ему на этот недостаток, деликатно посоветовал быть повнимательнее к отдаленной части своего мира: там слабела защита, начинались процессы загрязнения, низшие иерархи не поспевали за требованиями своего руководителя. Отец даже указал на братьев, которые более тщательно и основательно отделывали каждую деталь, каждый кусочек своего мира. Это был серьезный удар по самолюбию будущего Сатаны. Он считал себя примером для других, полагал, что они слишком мелко работают, запутались в деталях, хвалил себя за масштабность замыслов, а тут оказалось, что все наоборот. Он посчитал, что его незаслуженно обидели, не оценили, не поняли, и впал в уныние и огорчение, что еще больше дезорганизовало жизнь в его мире. И без того утончившаяся от ускоренного разрастания оболочка лопнула в нескольких местах, и его вселенная стала стремительно сжиматься – под ударами прорвавшейся темноты гасли планеты, звезды, галактики. А другие миры, ведомые терпеливыми и тщательными иерархами, как раз начали набирать яркость, засияли во всей своей красоте.

Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты – его паденья час!

М. Ю. Лермонтов

   И этот час пробил. Спешка, нетерпеливость окончательно подвели Люцифера. По сути дела он нарушил еще одну заповедь любви – умение быть терпеливым. "Любовь долготерпит" – с этого начинается наиболее полное и развернутое определение любви в Евангелии (1-е Кор. 13, 4). В этот момент и сыграл свою роль дьявол. Вероятно, он и раньше неоднократно нашептывал свои предложения, но приняты они были только теперь. Почему еще Сатана несет гораздо большую ответственность? Потому что тот, кто его склонял к падению, по существу был порождением его же лени и бесхозяйственности. Дьявол попал в зону небольшого прорыва темноты. Частицы небытия замутили его сознание, но он остался жив. Из этого он своим помутившимся рассудком сделал вывод, что их обманывали, говоря о том, что погружение в царство тьмы смертельно. "Вот я проглотил – и живу", – демонстрировал он себя в качестве доказательства возможности использования частиц небытия в построении мира. Подобные случаи в принципе возможны на границах с царством тьмы. Но одна из задач руководителей миров – вовремя обнаруживать загрязненные участки, очищать и лечить пострадавших от ударов небытия. Люцифер же вовремя не выявил нарушения, и оно приобрело беспрецедентные масштабы, обернулось против него самого. Поэтому вина лежит только на нем.
   Дьявол выдумал несколько возможных версий причин, якобы приведших к отвержению Люцифера. Он придумал, – прости, Господи, – что Бог специально скрывает свой секрет от руководителей миров, чтобы они не заняли Его место, что Люцифер потому и пострадал, что был лучше всех, а Отец испугался и задумал его уничтожить, что надо срочно отделяться, а то погибель неминуема, и т.д., и т.п. – все это можно найти в отголосках языческих мифов о борьбе богов, поедании отцами своих сыновей. Дьявол после отпадения этой части мироздания от Бога стал иерархом Земли и продолжал экспериментировать уже здесь, лелея надежду со временем стать самым главным в новом мире: "Мы наш, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем". Как сказал еще в 1867 году преподобный Серафим Саровский, "Сатана был первым революционером и чрез это спал с неба" (см. публикацию в "Лит. учебе", 1991, №7, с. 134).
   Божественный мир строился как прямая противоположность, полное отрицание царства тьмы, как преодоление и неприятие любых его проявлений. Небытие для существ чистого мира – это смерть, это яд, приятие которого внутрь ведет к разрушению и распаду организма. Дьявол же проглотил яд и, что называется, не поморщился. Он решил, что в небольших дозах это даже приятно – вызывает непривычные состояния, яркие видения, дает необычный приток сил. Потом, правда, может быть противно, но все равно надо принимать яд регулярно. Тогда организм привыкает к нему, и яд уже не вредит, а даже приносит пользу. Дьявол, наконец, уговорил попробовать его Сатану, тот согласился – и болезнь охватила 1/5 мира. Беда состояла не только в том, что Сатана отвернулся от Бога. Он не просто отвернулся, а сделал предметом желания и стремления другой полюс мироздания – небытие. Он ринулся в объятия смерти с радостью и восторгом. Вместо Бога, вместо гармонии, совершенства и чистоты сатана стал заставлять своих подчиненных любить несовершенство, грязь, зло – то, что он назвал "хаос" (прости, Господи, за употребление этого сатанинского слова), что означает смесь, коктейль, мешанину света и тьмы, Бытия и небытия. Так в мире возникло зло. Слепая сила небытия была не так опасна, как созданный Сатаной гибрид. Он произвел гораздо более опасные разрушительные силы, чем те, что есть в царстве тьмы. Кроме того, это оказалась коварная и замаскированная сила: мрак приходил в оболочке света, отрава подсовывалась в красивой упаковке.
   Возникает вопрос: почему же Создатель мира не вмешался и не прекратил это безобразие? Именно потому, что Он есть любовь, а любовь полностью отрицает насилие. Бог никого не может заставлять. И Люциферу Он сказал, что не нарушит свой главный принцип: насилия не будет. Он попытался объяснить его ошибку, но тот не слушал и упорствовал. Тогда с великой болью Господь сказал ему последнее – убедись сам. Он не будет вмешиваться в действия Сатаны до тех пор, пока это предприятие не создаст угрозы всему мирозданию: погибнуть миру Он не даст. Но сатана еще затребовал срок, не меньший, чем тот, за который создавался наш сотворенный мир, заявив, что, если ему не будут мешать, он сделает свой мир лучше, чем у Бога. Это создало еще большие трудности – надо было хранить распадающийся мир от полного разрушения до обозначенного срока. А истекает он только через 3 тыс. лет. Но сейчас угроза миру уже достаточно велика. Если дать сатанинской системе развиваться еще тысячу лет, то возможны прорыв небытия и нарушение большой части мироздания. Поэтому с апреля 1991 года Господь начал вмешиваться в дела нашего мира. Но делать это Ему непросто: за минувшие тысячелетия Сатана создал очень закрытую систему. Кроме того, она заполнена тьмой, и разглядеть здесь что-либо очень трудно. Господь ориентируется прежде всего на молитвы и просьбы, чтобы во тьме не задеть что-то положительное.
   И еще одно условие было поставлено сатане: "В общие принципы управления Я вмешиваться не буду, – сказал Господь, – но в этой части остаются души, созданные не тобой и обреченные на долгое мучение. Личную помощь Я им оказывать буду, если будут просить – не оставлю, и если будут стремиться в чистые миры и проявят упорство, то приму". Но без прямой просьбы, без молитвы Господь не имеет права вмешиваться в нашу жизнь. Поэтому сатана и стремится всеми силами лишить нас главного оружия – веры во Всевышнего.
   Но вернемся, помолившись, от этих мрачных вещей к предмету более возвышенному и приятному – к познанию себя, той гармонии и красоты, которыми наделил нас Создатель.


Далее – Глава II. Путь души в земном мире. 1. Рождение души.

 
2005-2017 © www.religijafilosofija.org