Школа Счастья
и Света.



Учимся быть
детьми Божьими!


Это школа духовная
религиозная,
она хоть и детская,
но очень серьёзная.



Тут нет учителей
и даже нет уроков,
тут берут пример
только лишь с Пророков.



Приходите к нам смелей
ведь наша школа без дверей!
Под открытым она небом -
будет жить Земля отныне
не единым только хлебом!



У колокольни!

Литва, Вильнюс.


Творческий кружок
детей Божиих

Информация:


Tel. +370 614 63154.
Виталий.

Skype - vitalijusvilnius

religijafilosofija@gmail.com
 



Глава III. ПРЕДЫСТОРИЯ СПАСЕНИЯ

1. Как понять невидимый мир

   И разразилась битва в небесах: Михаил и Ангелы его воевали против дракона и его демонов, а те пытались отбиваться, но не устояли, и не осталось уже для них места в небесах. И дракон этот, – древний змий, называемый сатаной и дьяволом и обольщавший обманом всю вселенную, был низвержен на землю со своими демонами. И услышал я громкий голос в Небесах: пришло наконец спасение – власть и царство Бога нашего и власть Его Христа! И низвержен обвинитель наших братьев, клеветавший на них перед Богом день и ночь…
   Итак, веселитесь, небеса и живущие на них! И горе живущим на земле и на море*, потому что сошел дьявол на них в сильной ярости, ибо знает, что немного ему времени осталось.
Откровение, гл. 12, 7-12.

   *Как море на тонком плане выглядит небытие, проникшее в эту часть мира. Речь идет об отрицательных душах, живущих за счет этого "моря".

КАК ПОНЯТЬ НЕВИДИМЫЙ МИР

   Эта глава построена в основном на описании невидимого мира. Надо сразу сказать, что мы здесь описываем лишь один-два плана, один-два его среза. Первое, чем непривычен этот мир для нашего земного сознания, – своим необычайным многообразием. У каждого явления в нем есть несколько уровней организации, каждый из которых относительно самостоятелен и взаимодействует на своем уровне с подобными элементами других явлений. В свою очередь, все эти однородные элементы составляют свой особый мир, и на другом уровне рассмотрения складываются в другую целостность и т.д. Каждый такой уровень организации мироздания отличается от других частотой излучения световых волн, лежащих в его основе. "БОГ ЕСТЬ СВЕТ, И НИКАКОЙ ТЬМЫ В НЕМ НЕТ" (1-е Ин. 1, 5) – это не образное выражение, а реальное описание мироздания, которое действительно соткано из световых волн различной длины и частоты колебаний – если воспользоваться нашими земными понятиями. И так же, как видимый свет в зависимости от длины волны складывается в потоки разного цвета, так и эти невидимые нам сейчас излучения тоже складываются в различные цветовые слои мироздания, отличающиеся частотой колебаний. Частота колебаний зависит от тонкости частиц, лежащих в основе этого слоя; и чем частицы тоньше, тем большей проникающей способностью они обладают, тем более глобальные миры из них строятся. Более тонкие, более высокие слои как бы пронизывают более грубые, включают их в себя, как элемент своего строения. Это своего рода принцип "вложения миров".
   Что это такое, нетрудно понять даже на примере нашего земного мира. Начнем с себя, с людей. Вот наш мир: дома, машины, деревья, домашние животные, посуда, еда и т.д. Но рядом с нами, в том же пространстве, есть мир других живых существ – насекомых, который какими-то сторонами, не всегда приятными для нас, пересекается с нашим, но большая часть которого скрыта от наших глаз. У них тоже есть свои дома – муравейники, например, они тоже бегают в поисках пищи и т.д., но только все у них значительно меньше, их мир строится из элементов на порядок мельче наших.
   И тоже рядом с нами, в этом же пространстве, есть еще более мелкие существа, о которых люди долгое время даже не подозревали, потому что они не видны обычным зрением – микробы, бактерии, вирусы и т.д. – впрочем, мы и сейчас не так уж много знаем о них. И там тоже свой мир, своя жизнь, уже совсем малопонятная нам. Если быть объективным, то надо признать это уже первым уровнем невидимого мира, хотя современная наука этого не хочет признавать. Туда можно заглянуть и без приборов с помощью ясновидения соответствующего диапазона, но различие между нашими мирами не так велико и позволяет еще наладить связь с помощью специальных устройств, переводящих излучение одного уровня в излучения другого – в данном случае через линзы. Между тем для насекомых мир микробов – как для нас мир насекомых. У них разница на один порядок, у нас на два. Они зримо пересекаются, видят друг друга и взаимодействуют между собой: некоторые насекомые ловят инфузорий или амеб, питаются ими и т.д. И этот мир микробов уже пронизывает нас насквозь в силу еще более мелких элементов, из которых он состоит. Мы существуем в одном пространстве, но в параллельных мирах, относительно независимо друг от друга. Мы все равно взаимодействуем, но на ином уровне организации: наши тела включают уровень микробов как свою основу – как клетки, из которых состоит наш организм.
   И опять же, рядом с нами, в этом же самом пространстве есть еще один слой мироздания, еще более невидимый для нашего, но до которого тоже достают наши приборы, и сомнения в существовании которого тоже уже ни у кого нет. Это мир молекул и атомов. Живой он или не живой, мы спорить не будем, в этом лучше разбираются микробы, если бы мы смогли у них спросить, – они-то с этим миром взаимодействуют, как мы с насекомыми. Но факт, что этот мир есть – со своими правилами поведения, со своими законами – неоспорим.
   Дальше продолжать нужно? Или читателю и так понятно, что затем идет еще один, уже третий по счету, слой невидимого мира, – невидимого опять-таки обычным зрением, невидимого нам, а не атомам и молекулам, – слой элементарных частиц. И если про жизнь молекул и атомов мы еще хоть кое-что знаем, то про этот мир нам практически ничего не известно – если не пользоваться ясновидением. А так мы можем сказать, что миры микробов и молекул образуют первые, самые грубые слои мироздания на частотах от 0 до 25-30 тыс. единиц, это первый хрустальный, оранжевый и красный слои, а мир элементарных частиц идет на частотах 30-40 тыс. на синих слоях. Более подробно мы описываем это в книге "За гранью видимого" (Ч. 1. Глава 1, раздел 1. С. 50-65, 82-95). И через ясновидение легко обнаруживается: то, что мы знаем как микробы или как молекулы, – это такие же клеточки тела более крупных существ невидимых для нас миров. И что мы с вами тоже присутствуем в этих мирах совсем в другом виде, чем тот, который присущ нам здесь. Что на самом грубом уровне организации наше тело выглядит не как человек, а как барашек. А то, что мы называем болезнью, вызванной, например, вирусом, выражается в том, что там этого барашка терзает стая собак или хищных птиц. Или какие-то бесы зарезали барашка – то есть нас, как барашка, – и жарят на костре. Или он провалился в яму и задыхается от грязи – и это, надо вам сказать, наиболее безобидные картины из тех, которые там можно наблюдать.
   И это тоже нетрудно понять: ведь и наши молекулы, атомы и клеточки тела живут хотя и сами по себе, но не независимо же от нас. Мы двигаем рукой – и все молекулы руки двигаются с ней. А когда эпидемия гриппа выжимает жизненные силы из половины населения страны – это что, отдельные микробчики или вирусы ни с того ни с сего, не сговариваясь друг с другом, каждый в отдельности, набрасываются на людей? Очевидно же, что все болезнетворные бактерии одного вида взаимосвязаны между собой, составляют единый организм, единое целое. Ясновидение соответствующего диапазона позволяет видеть этих существ невидимых для нас параллельных миров так же явно, как в этом мире.
   И точно так же можно взглянуть и в другую сторону. Наш мир – это мир домов, городов, деревьев, гор, "лесов, полей и рек – тех самых, где теперь уже задыхается еще не так давно "вольно дышавший человек". Но поднимемся немного над этим миром на самолете – и мы увидим совсем иное: какие-то складки кожи, морщины, кое-где еще покрытые одеждой лесов, а во многих местах уже обнаженные, с нарывами городов, ранами карьеров:

Кто сказал: "Все сгорело дотла,
Больше в землю не бросите семя!"?
Кто сказал, что земля умерла?
Нет, она затаилась на время!

Материнства не взять у земли,
Не отнять, как не вычерпать моря.
Кто поверил, что землю сожгли?
Нет, она почернела от горя.

Как разрезы, траншеи легли,
И воронки – как раны зияют.
Обнаженные нервы земли
Неземное страдание знают.

Она вынесет все, переждет, –
Не записывай землю в калеки!
Кто сказал, что земля не поет,
Что она замолчала навеки?!

Нет! Звенит она, стоны глуша,
Изо всех своих ран, из отдушин,
Ведь земля – это наша душа, –
Сапогами не вытоптать душу!..

   (В. Высоцкий. Земля)

   Тело страны, тело родной земли... Мы не будем спорить, живая она или не живая – просто с самолета не видно ни людей, ни домов, они становятся маленькими клеточками более глобальной структуры. И это опять иной уровень организации мира, элементы которого – страны, континенты, реки и моря. А из космоса все это – круглый шарик, окутанный голубой дымкой, голубоватым сияньем.
   Кстати, вы не задумывались, как Галилей и Коперник без ясновидения, то есть умозрения – умения видеть более тонкие и глобальные явления на иных уровнях организации мира, как они определили, что луна, солнце, земля – шаровидной формы, а не плоские? Ни обычным зрением, ни в телескоп этого не видно: солнце – плоский диск, луна – тоже. Это сейчас мы точно это знаем, когда облетели вокруг нее, – а тогда? А кто реально видел одним взглядом всю солнечную систему? Но ведь так легко ее представить и понять, как она устроена. И это не случайно. Мы сказали в предыдущей главе, что Адам и был солнечной системой, что это наши нормальные размеры, что наши тонкие тела такими являются. И как нетрудно нам окинуть взглядом свое тело здесь, так и для потомков Адама самый сильный план ясновидения – уровень солнечной системы и планет, и данные ясновидения об этом уровне организации мира наиболее легко входят в наше сознание. Способность ясновидения и есть умение видеть цельность картины мира на основе отдельных ее фрагментов на том уровне, где она и является во всей своей полноте.
   Поняв этот принцип, нетрудно понять и дальнейшее. Речь пойдет об уровнях еще больших, чем Адам, где клеточками тела являются звезды и планеты, и даже галактики.
   У мира – теперь это уже должно быть понятно – на каждом уровне организации есть свой цельный образ, в который складывается все, что этот уровень образует. И какого-то единственного образа мира, который был бы самым главным, к которому сводились бы все остальные, – нет. Каждый уровень по-своему важен, его образ определяет суть какой-то стороны жизни мира, и лишь все вместе они и образуют то величественное и многогранное явление, которое мы называем мирозданием. Это единый живой организм, разные уровни которого связаны между собой так же, как едины и взаимосвязаны наше тело в целом, его отдельные части, затем составляющие их элементы, потом маленькие клеточки, из которых они состоят, потом молекулы и атомы, потом элементарные частицы и т.д. Обо всех уровнях организации мира мы рассказать здесь не можем, это тема специальной работы*, а выберем из них тот, который подобен человеку – Адаму.

   *Подробнее о строении мироздания вы узнаете из второй части книги "За гранью видимого", хотя и в первой части даны некоторые его элементы в связи со строением души (см. гл. 2, раз. 5; с. 119-138).

На нем, как наиболее близком к нашему сегодняшнему представлению о себе, легче понять суть происшедших в мире событий. Правда, сразу уточним, что этот образ не обнаженный. То, как мы знаем себя сейчас, характерно только для отпавшей от Бога части мироздания. В чистых мирах одежда – как у нас кожа, это неотъемлемый элемент организма существ Божественного мира, но, в принципе, такой образ, где можно выделить голову, туловище, руки и т.д. – у мироздания есть.


Далее – 2. Грехопадение люцифера.

 
2005-2017 © www.religijafilosofija.org